Кто и как помог Ельцину переизбраться на второй срок

Избрание Б.Ельцина на второй срок не принесло стране спокойствия и успехов в реформировании общества. Ельцин и правительство Черномырдина оказались не способны руководить страной в сложный переломный период.

Кроме того, оказалось, что Ельцин добивался власти, будучи тяжело больным и нуждался в срочной операции. Это обстоятельство послужило поводом для нападок на него оппозиционных сил, обвинивших Президента в недееспособности, требовавших добровольной отставки по состоянию здоровья. 5 нояб-ря 1996 г. Ельцину была сделана операция аорто-коронарного шунтирования. В январе 1997 г. он перенес воспаление легких и приступил к работе лишь в феврале. К этому времени экономический кризис вступил в новую фазу, росла инфляция, многие месяцы задерживались выплаты заработной платы, пенсий, стипендий. Выйдя из больницы, Ельцин реорганизовал кабинет. Регулярная кадровая перетасовка была любимым занятием Ельцина, в прошлом искусного партаппаратчика. С ее помощью он создавал видимость бурной деятельности, отвлекал общество от неудач в экономической политике.

Ельцин полностью отошел от демократических сил, при поддержке которых в свое время пришел к власти, и стал опорой олигархической системы. Страной, как и прежде, правила бюрократия, она открыто решала свои корыстные проблемы, превратив власть в кормушку и стремясь любой ценой остаться у власти. Президентская команда и правительство представляли интересы прежде всего крупных монополистических корпораций, а не интересы большинства народа.

Наибольшие выгоды извлекли т.н. «олигархи», поддержавшие Ельцина на выборах. Публичным их манифестом стало интервью Б.Березовского, данное им в октябре 1996 г. иностранной газете:

Кроме того, правительство регулярно выпускало государственные кратко-срочные обязательства (ГКО) и другие ценные бумаги на огромные суммы под высокие проценты и под государственные гарантии. Проценты, выплачиваемые по этим займам, доходили до 200% годовых. Держатели ГКО получали громадную прибыль. Это — Центробанк, Сбербанк, вице-премьеры (Чубайс и Серов), министры и их заместители, дочери президента Ельцина Татьяна и Елена, кри-минальные авторитеты, «олигархи». Работала гигантская «стиральная машина», где отмывались нетрудовые доходы, шла легализация «грязных» денег.

Неудачи в экономике, обострение в социальной сфере побудили Ельцина отправить Черномырдина в отставку и назначить на его место малоизвестного 36-летнего С.В.Кириенко. При новом премьере экономическое положение про-должалось резко ухудшаться, выступали трудящиеся с требованиями выдачи задержанной зарплаты. Шахтеры начали «рельсовую войну», блокировали железнодорожные пути на Урале, Кузбассе, Дальнем Востоке, под Ростовом. Лишенный поддержки Центробанка, курс рубля упал с 6 до 20 и более за доллар. Вместе с рублем катастрофическими темпами упало и благосостояние народа. С подорожанием доллара рынок, прочно привязанный к импорту, напол-ненный до 60-70% импортными товарами, быстро реагировал резким повышением цен в рублях примерно в 3 раза Новая девальвация рубля была сопоставима с девальвацией 1992 г. Рухнула созданная за годы реформ «экономика мыльного пузыря» вместе с государственной спекулятивной пирамидой.

По данным Госдумы, после августовского кризиса более 40% граждан оказались за чертой бедности. Обнищание народа являлось закономерным и ожидаемым результатом строящейся в России системы «капитализма для узкого круга людей». В разгар экономического кризиса Ельцин вновь обратился к любимой им «аппаратной игре» — 24 августа уволил Кириенко, который выполнил свою задачу, проделав черновую работу, объявив о финансовом банкротстве, и назначил премьером Черномырдина, однако депутаты Госдумы связывали наступивший кризис с его именем, отклонили его кандидатуру и избрали премьером Е.М.Примакова.

Предстояло голосование по импичменту. Поэтому Ельцин на всякий случай решил укрепить свои тылы. При-макова он, видимо, считал недостаточно лояльным. 12 мая 1999 г. ставший популярным Примаков был отправлен в отставку, премьером назначен С.В.Степашин, бывший министр внутренних дел. Через четыре дня состоялось голосование по импичменту, но ни по одному пункту не было получено необходимое конституционное боль-шинство в две трети голосов.

Общество надеялось, что теперь прекратится частая смена премьер-министров. Однако вновь обострились отношения с Чечней, и отряды Басаева и Хаттаба вторглись в Дагестан. Приехавший туда Степашин жесткой позиции по отношению к Чечне не высказал. Демократическая фигура не устраивала президента, и 9 августа Степашин был смещен. Была предложена кандидатура В.В.Путина.

Подведем некоторые итоги периоду правления Ельцина. Президент Ельцин и создаваемые при нем правительства не решили сколько-нибудь удовлетворительно ни одной из крупных задач, поставленных перед страной в переходный период. Прежде всего, не была создана полноценная рыночная эконо-мика. 75% экономики обслуживалось бартером, 40% экономики являлось теневой, не созданы равные условия для свободной конкуренции.

В стране так и не возник «средний класс» — опора экономической и политической стабильности. Возможно, оли-гархическая система не желала иметь массового конкурента в его лице. Если в развитых странах «средний класс» составляет до 80% населения, то у нас он представлял тонкий слой — 13% в 1999 г. Отсюда крайняя поляризация общества на очень богатых и огромное большинство бедных, создающая обстановку непредсказуемости. Историческая задача формирования «среднего класса» просто не решалась, не использовался опыт нэповского прошлого и современного Китая, где экономика переходила к рынку без потерь.

Ельцинское руководство не выполнило и политических задач. Не создано правовое государство, люди не стали равны перед законом, нормой жизни стал правовой беспредел, разгул преступности, чиновничество погрязло в коррупции и взяточничестве. Не сформировано и нормальное гражданское общество с его политическими институтами, партиями и движениями, по-настоящему независимыми профсоюзами, средствами массовой информации, которые в совокупности могли осуществить контроль над государством в интересах народа. Созданная в России демократия не отвечала европейским стандартам, её важнейшие принципы нарушались властями в центре и на местах в собственных интересах.

В целом ельцинское руководство страной, охватившее все 90-е годы, следует оценить негативно. Прежде всего за масштабную конфискацию сбережений народа, за номенклатурную приватизацию государственной собственности, вылившуюся в бесплатный ее дележ между кучкой людей за спиной народа. Следствием пагубной для страны политики Ельцина стали обнищание народа, засилье криминалитета и коррупции. Не случайно рейтинг Ельцина упал до 2% его поддерживающих, и в обществе его имя ассоциировалось со всем негативным, а он сам рассматривался как основной тормоз на пути оздоровления общества.

«Ельцин не хотел идти на второй срок»

Бывший глава АП Сергей Филатов о работе с Ельциным и об интригах в его окружении.

— «Лента.ру»: Нынешнюю администрацию президента часто упрекают в том, что она из аппарата главы государства переродилась в теневое и, по сути, настоящее правительство вроде прежнего ЦК КПСС. Справедлива ли эта оценка?

Филатов: И да, и нет. Администрация предназначена для организации выполнения конституционных обязанностей президента, и эту задачу она выполняет. Но мы видим, что она часто превышает свои функции, как и сам глава государства. Особенно это видно в предвыборный период, в работе с политическими партиями и СМИ, в организации его общественной поддержки. Сам президент часто работает с членами правительства, подменяя премьера. Вот и создается впечатление, что премьера нет, а всем управляет президент и его администрация.

— А когда вы руководили администрацией, было по-другому?

— Конечно, да. Тогда были независимый парламент, с которым мы немало намучились, и вполне самостоятельный Конституционный суд. В девяностые годы президент был не единственным центром власти, как сейчас, а лишь одним из них. Сейчас не соблюдается главный демократический принцип — отсутствует разделение властей.

У нас тогда было много споров о структуре администрации. Тогда в ней существовала группа помощников президента, состоявшая из профессиональных и высокообразованных специалистов, и аппарат чиновников по направлениям деятельности главы государства. Первые не только консультировали президента в различных направлениях его деятельности, но и оберегали его от ошибок. Они не были чиновниками и мало что понимали в аппаратной работе.

После выборов президента в 1996 году в АП произошла реорганизация, появилось 12 заместителей руководителя администрации, причем все они занимали должности помощников президента. На мой взгляд, получилась громоздкая и малоэффективная система. Может быть, это является одной из причин тех ошибок, которые допускает наша власть сейчас.

Охранка президента

— Зачем?

— Это была такая форма аппаратной борьбы. Коржаков меня вообще терпеть не мог, я даже не знаю, почему, по-моему, он всех демократов ненавидел. Он тогда считался очень влиятельным человеком, хотя был всего лишь охранником Ельцина. Возглавляемая им Служба безопасности президента постоянно пыталась вмешаться в работу АП и подмять под себя кадровую политику. В последние годы он стал внедрять приближенных к себе людей в структурные подразделения администрации. Используя «своих» журналистов, он создавал в прессе отрицательный образ тех, от кого хотел избавиться.

— Каким образом?

— Кто бы чего сейчас ни говорил о Ельцине, но он не терпел у подчиненных двух вещей: аморального поведения и непорядочности. Поэтому когда Коржаков с Барсуковым подсовывали ему компромат на кого-либо (неважно, настоящий или мнимый), президент на это реагировал жестко.

Литвиненко и краденые вещи

— Вас тоже пытались скомпрометировать?

— Со мной было два подобных случая. В начале августа 1995 года, когда я был в отпуске в Сочи, у меня в очередной раз сняли охрану. Одновременно с этим в «Московском комсомольце» вышла статья журналиста Хинштейна, в которой сообщалось, что мою старшую дочь подозревают в скупке и перепродаже краденых вещей. В милиции, конечно, быстро во всем разобрались, поскольку дочь сразу же доказала свою невиновность.

На самом деле это была тщательно подготовленная провокация, в которой участвовала наша горничная (в звании прапорщика ФСБ), торговавшая вещами на рынке. Через два года Хинштейн в другой своей статье признался, что организатором этого был майор ФСБ Литвиненко, видимо, тогда сотрудничавший не только с Березовским, но и с Коржаковым. Когда он с заявлением о краже обратился в милицию вместе с якобы потерпевшей, то назвал ее своей двоюродной сестрой.

Это интересно:  Как открыть магазин детской одежды с нуля: все тонкости бизнеса

— Это тот самый Литвиненко, которого в 2006 году отравили в Лондоне?

— Да, тот самый. Когда в 1999 году его арестовали, я лично звонил Путину и ко всем прочим «подвигам» Литвиненко просил добавить и эту историю.

— Что Путин вам ответил?

— Он сказал: «Хорошо, посмотрим». Потом, как известно, Литвиненко освободили под подписку о невыезде, после чего он сбежал в Англию. А тогда, в 1995 году, когда пытались разобраться в этом деле, оказалось, что все протоколы и прочие следственные документы таинственным образом исчезли. С дачи меня попросили съехать, и я подозреваю, что публикация в «Московском комсомольце» сыграла свою роль.

— А второй случай?

— Это уже было в декабре 1995 года. В «Российской газете» вышла статья, где, не называя прямо моей фамилии, меня обвиняли в связи с некими представителями иностранных разведок. Далее приводился список этих «иностранных агентов», у большинства которых были еврейские фамилии.

Я тогда позвонил Коржакову и попросил его зайти ко мне. Он попытался отнекиваться, но потом все-таки пришел. Я показал ему газету и задал один вопрос: «Зачем?» Коржаков сначала пытался меня убедить, что не имеет к этому никакого отношения, но я-то знал, что автор статьи тесно сотрудничал со Службой безопасности президента. Я предупредил тогда Коржакова: «Имей в виду, Саша, на каждый твой удар будет мой ответ». Во всей красе он предстал, когда написал подлую книгу о Борисе Николаевиче «От восхода до заката».

«Выборы в Госдуму мы просрали»

— Но в итоге с поста руководителя администрации президента вскоре вам все же пришлось уйти?

— Видимо, все эти интриги и скандалы произвели на Ельцина определенное впечатление. Тогда полным ходом начиналась подготовка к президентским выборам 1996 года.

В августе 1995 года у нас с президентом состоялся серьезный разговор на эту тему. Он тогда сказал мне, что не хочет идти на второй срок, что устал и очень соскучился по семье. Я ему возразил: «Борис Николаевич, но вы же понимаете, что если не вы, то будет Зюганов». Он ответил: «Я все понимаю, но у меня больше нет сил». Потом Ельцин подумал и сказал: «Ладно, дождемся выборов в Государственную Думу, а там посмотрим по обстановке».

Как известно, на парламентских выборах 1995 года коммунисты одержали победу. Ельцин вызвал меня к себе 4 января 1996 года и заявил: «Выборы в Госдуму мы просрали. Там теперь засилье коммунистов. Я не хотел идти на президентские выборы, но теперь иначе никак».

— Ельцин именно так и сказал?

— Да, это слово неприятно резануло мой слух. Ельцин никогда не употреблял не только матерных, но и вообще бранных слов. Насколько я знаю, даже в ближнем кругу он подобного не позволял себе. На моей памяти это был единственный такой случай.

Затем Борис Николаевич попросил меня сосредоточиться на подготовке предвыборной кампании. Он сказал, что избирательный штаб возглавит вице-премьер Сосковец, а я у него буду заместителем. Мне предстояло работать с общественностью и интеллигенцией.

— Ельцин с людьми легко расставался?

— По-разному бывало. Как-то мне позвонил вице-премьер Георгий Хижа, узнавший о своей отставке по радио, находясь в служебной машине. Когда он решил выяснить, в чем дело, спецсвязь в машине уже отключили, поэтому пришлось ему звонить мне из какой-то телефонной будки по дороге.

Конечно, и такое тоже было, но я должен сказать, что Ельцин по характеру был очень добрым и отзывчивым человеком. Я помню, как-то позвонила мне Наина Иосифовна и попросила уговорить ее мужа не встречаться с Руцким.

— Это было уже после событий октября 1993 года?

— Да, уже после амнистии. Наина Иосифовна мне тогда сказала: «Умоляю вас, поговорите с Борисом Николаевичем. Я его знаю, он не сможет отказать Руцкому. Он ему все простит». Это действительно было так — Ельцин никогда не был злопамятным человеком. Ну, может быть, за исключением их отношений с Михаилом Сергеевичем Горбачевым.

Печень президента

— Вы упомянули, что Ельцина нередко подпаивали. Он действительно много пил?

— Он выпивал, конечно. Бывало, что президент внезапно исчезал на неделю, на две недели или на месяц. Хотя утверждать, что все это время он находился в запое, я не берусь.

— Неужели он на самом деле «работал с документами»?

— Тут дело в другом. У многих советских руководителей была привычка после неприятных для них событий или перед принятием важного решения исчезать на некоторое время, ложиться на дно. Так часто делал Горбачев, и с Ельциным тоже такое бывало. Чем он в это время занимался, можно только предполагать.

— Ельцин действительно не хотел идти на второй президентский срок? Или он проверял реакцию своего окружения?

— Нет-нет, это он говорил искренне. Видно было, что он очень устал. Очень сильно надломила его война в Чечне.

— Почему тогда он вместо себя не выдвинул Черномырдина? Ведь тот казался очевидным преемником Ельцина.

— В 1996 году такой вариант всерьез не рассматривался. Ельцин не очень-то доверял таким людям, как Черномырдин или Примаков, в глубине души считая их советскими номенклатурщиками, хотя Виктор Степанович вел себя безупречно и никогда не давал повода усомниться в своей лояльности.

Помню, как-то я приехал к Черномырдину. Ельцин решил подарить германскому канцлеру Гельмуту Колю раритетную книгу из трофейной коллекции, вывезенной из Берлина после войны. Он позвонил мне и поручил это должным образом оформить. Просто так изъять эту книгу из музейных фондов было нельзя — нужен соответствующий закон или хотя бы распоряжение правительства.

Я поехал посоветоваться к Черномырдину. Вдруг ему звонит президент: «Виктор Степанович, Филатов у вас? Дайте ему трубку». Я беру и слышу недовольный голос Ельцина: «Сергей Александрович, а что это вы делаете у Черномырдина? О чем вы с ним говорите?» Я объясняю цель визита, он еще больше злится: «Вам президент отдал распоряжение, зачем еще нужно советоваться с Черномырдиным?» Я тогда спрашиваю в ответ: «Неужели руководитель администрации президента не может приехать к премьер-министру без вашего разрешения?» «Нет, не может», — ответил Ельцин и положил трубку.

«Павел Сергеевич, вводите войска»

— Вы упомянули Чечню. Ельцин сильно переживал из-за этой войны?

Обстановка накалилась, и Ельцин объявил перерыв, после которого обратился к Грачеву: «Павел Сергеевич, войска надо вводить». Грачев ответил, что это можно будет сделать никак не раньше весны, поскольку армия совершенно не готова, но Ельцин его уже не слушал.

— Зачем нужно было так торопиться?

— Ельцин считал, что на любой вызов нужно отвечать немедленно. Путин, кстати, думает так же.

Достижения и поражения

— Какие главные достижения девяностых годов вы можете назвать?

— Во-первых (и это самое главное) в России удалось создать полноценную рыночную экономику. Для этого потребовалось узаконить частную собственность, создать банковскую систему и провести приватизацию государственной собственности.

В-третьих, мы смогли наладить дружественные отношения с внешним миром, особенно с соседними странами и США.

— А что тогда не удалось и какие были сделаны ошибки?

— Я бы начал не с ошибок, а с проблем того времени. Самой главной из них для нас стала неготовность страны к преобразованиям, которые пришлось проводить буквально с колес. Отсюда вытекает другая проблема — мы не могли сформулировать стратегический план развития страны, да его и до сих пор нет.

Что касается ошибок, то мы не сумели официально осудить коммунистический режим и его идеологию. Поэтому советское наследие и сейчас тянет Россию назад, не давая построить нормальное гражданское общество. Ну и, конечно, непростительно было то, что в 1993 году политическая элита страны довела ситуацию до вооруженного противостояния и гибели более полутора сотен людей. Непростительно было вводить войска в Чечню. Этого нужно было избежать любой ценой.

Избрание Б.Н. Ельцина Президентом РСФСР

1-й съезд народных депутатов РСФСР 12.6.1990 принял Декларацию о государственном суверенитете республики, где провозглашалось верховенство её законов над союзными. По предложению депутатов на всероссийском референдуме 17 марта 1991 г. Было принято решение об учреждении поста президента РСФСР. На этот пост 12 июня того же года был избран Б.Н. Ельцин, уже в первом туре получивший около 57% голосов.

НАРАСТАНИЕ ЦЕНТРОБЕЖНЫХ ПРОЦЕССОВ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ

Стремление Российской Федерации начать с 1 октября 1990 г . переход к рынку резко обострил противостояние центра и республик, «война законов» переросла в новую стадию. Защищая свой суверенитет, РСФСР приняла ряд постановлений, ограничивающих действие союзных законов и союзной власти на территории республики.

1991 год оказался переломным в истории страны. За шесть лет перестройки ни одна из ее задач до конца не была решена. К лету ситуация, сложившаяся во всех областях жизни, характеризовалась как кризисная. Колебания и противоречия Президента СССР М.С. Горбачева, его «центризм», стремление встать над «схваткой» больше не устраивали ни левых, ни правых, справедливо видевших в такой флюгерности слабость государственной власти, предательство национальных интересов. Каждая новая неделя противостояния «центра» и республик, «демократов» и «партократов» усиливала в обществе стихийные антиноменклатурные настроения. Большинство населения на мартовском референдуме 1991 г ., сказав «да» сохранению единого отечества, высказалось против сохранения старой государственной власти. Авторитет КПСС стремительно падал даже среди крупных хозяйственников. Весной 1990 г ., как свидетельствуют социологические опросы, 23% из них еще полностью доверяли КПСС, к лету доля недоверявших поднялась до 72%.

Победа 12 июня 1991 г . в первом же туре президентских выборов в РСФСР Б.Н. Ельцина также свидетельствовала о расшатывании основ номенклатурного строя. Дело принимало оборот, смертельно опасный для тоталитарной системы и корпоративных интересов партноменклатуры. Экономическая политика правительства В. Павлова была последней отчаянной попыткой консервативных сил спасти империю и самих себя легальным конституционным путем. Наименее гибкая и недальновидная часть правящего класса, сосредоточенная главным образом в аппарате ЦК КПСС, других высших звеньях законодательной и исполнительной власти, силовых министерствах, не понявшая вовремя, что происходит, и не успевшая занять выгодные позиции, видела единственный выход в том, чтобы ввести в стране чрезвычайное положение для наведения «порядка».

Это интересно:  Какой штраф за срыв пломбы электросчетчика?

А.Н. Боханов, М.М. Горинов. История России с древнейших времен до конца XX века

ПРОТИВОСТОЯНИЕ ГОРБАЧЁВА И ЕЛЬЦИНА

В руководстве всеми главными телеканалами преобладали сторонники Горбачева, но они очень плохо использовали эти важные рычаги влияния на общественное мнение. Между тем Б. Ельцин рвался в эфир. 7 февраля 1991 г. он направил руководителю Гостелерадио СССР Леониду Кравченко письмо с требованиями предусмотреть возможность его выступления по Центральному телевидению в прямом эфире в течение часа в «удобное для телезрителей РСФСР время в связи с предстоящим союзным и российским референдумом». Горбачев колебался. «Дай ему минут двадцать на втором канале», – сказал он Л. Кравченко. Но российская сторона настаивала на более продолжительной передаче и непременно в прямом эфире. Условились насчет интервью, в котором собеседником Ельцина будет журналист Сергей Ломакин. Заранее объявленная и разрекламированная передача состоялась вечером 19 февраля. Ельцин легко переиграл Ломакина и сумел утвердить свою позицию по ключевым проблемам. В последние несколько минут он использовал и свою «домашнюю заготовку». Неожиданно для организаторов передачи и для слушателей он сделал резкое заявление в адрес союзного Центра и потребовал смещения или отставки Горбачева с поста Президента СССР. «Вечером 19 февраля улицы Москвы опустели, – писал еженедельник «Новое время». – Но долгожданное выступление обмануло ожидания практически всех. Председатель Верховного Совета РСФСР 42 минуты жаловался на то, как ему трудно работать из-за удушающего противодействия Центра, а в последние три минуты зачитал заранее заготовленное заявление, в котором обвинил Горбачева в склонности к диктаторству и в обмане народа и потребовал, чтобы тот ушел в отставку немедленно. Что это было? Сдали нервы? Судя по всему, это был продуманный, хотя и отчаянный шаг. Ельцин пошел путем очень рискованным».

Горбачев был разгневан, но решил промолчать. Верховный Совет СССР принял, однако, резкую резолюцию с осуждением заявления Ельцина. Обостряя ситуацию, Ельцин шел на некоторый риск, но он полагался на свою интуицию. Одна из европейских газет писала в эти дни, что, выступив по телевидению против Горбачева, Ельцин публично выстрелил себе в висок, что он поднимает такую волну возмущения, которая сметет и Ельцина, и всех демократов. Но это была иллюзия.

Положение с продуктами первой необходимости все ухудшалось, но население все это не ставило в вину Ельцину. Через день после выступления на телевидении Ельцин отправился в поездку по России. Он уже начал свою избирательную кампанию по выборам Президента Российской Федерации, хотя даже поправки в Конституцию РСФСР на этот счет еще не были приняты. Усиливалась и кампания в демократической печати против Горбачева…

На 25 февраля в Москве была намечена новая крупная демонстрация. Демократы рассчитывали вывести на улицу не менее миллиона человек. По оценкам МВД и КГБ уже утром 25 февраля в центре Москвы собралось не менее 300 тысяч манифестантов. Раздавались призывы к захвату Кремля. У Горбачева начали сдавать нервы, во всяком случае, он был не на шутку обеспокоен. Он находился в своем кремлевском кабинете, постоянно принимая донесения о положении дел в столице. В 12 часов дня Президент СССР распорядился перекрыть все главные улицы, ведущие к Кремлю, тяжелыми грузовиками. Министр внутренних дел Б. Пуго пытался возражать: время уже упущено, да и ситуация вокруг Кремля контролируется. Нет ничего страшного. Помитингуют, пошумят и разойдутся. Но Горбачев был другого мнения. «Нет, нет, – убеждал он министра, – главное, не пускать их на Манежную площадь. Так что действуйте решительно». Манифестация кончилась к вечеру, но страх остался. На следующий день Горбачев приказал ввести в центр Москвы военные подразделения. Вокруг Кремля были поставлены десятки танков и бронетранспортеров, здесь же стояли группы бойцов ВДВ и подразделения внутренних войск. Но эта демонстрация силы не произвела на москвичей и на российские власти почти никакого впечатления. Когда через месяц, во время Третьего съезда народных депутатов РСФСР, военные подразделения вновь окружили Кремль, российский съезд прервал свою работу, потребовав убрать из Москвы танки. Горбачев был вынужден уступить. Он не стал протестовать и против решения российских депутатов о введении в России поста Президента РСФСР с полномочиями, которые не были предусмотрены для союзных республик Конституцией СССР. Новые разделы в российскую Конституцию предполагалось утвердить на референдуме в тот же день, что и на референдуме о судьбе СССР, т.е. 17 марта 1991 г. Выборы Президента РСФСР были намечены на 12 июня 1991 г. – путем всенародного голосования.

Р.А. Медведев. Советский Союз. Последние годы жизни. Конец советской империи

УЧРЕЖДЕНИЕ ПОСТА ПРЕЗИДЕНТА РСФСР

Пост президента РСФСР, избираемого всенародным голосованием, был учреждён по результатам общенародного референдума 17 марта 1991 г. В этот день граждане СССР участвовали в референдуме по вопросу о сохранении Союза ССР и в дополнение к этому граждане РСФСР отвечали на вопрос: «Считаете ли Вы необходимым введение поста Президента РСФСР, избираемого всенародным голосованием?» В голосовании по этому вопросу приняли участие 75,42% избирателей, внесённых в списки. За введение поста Президента РСФСР высказалось 69,85% избирателей или 53 млн. 385 тыс. 275 чел., против — 27,89% или 21 млн. 406 тыс. 152 чел.

24 апреля 1991 г. Верховным Советом РСФСР был принят закон «О Президенте РСФСР».

Закон содержал 11 статей и характеризовал Президента как высшее должностное лицо РСФСР и главу исполнительной власти в РСФСР. Многие функции, полномочия и направления деятельности Президента были сформулированы таким образом, чтобы посредством введения этого института укрепить авторитет российской государственной власти, без которой невозможно выполнение законов. Вместе с тем, согласно ст. 5 и 8 упомянутого закона, Съезд народных депутатов и Верховный Совет имели серьёзные рычаги влияния на решения и действия Президента. На основании заключения Конституционного Суда они могли отменить его указы, а также потребовать от Президента внеочередного доклада о положении в стране и принимаемых им мерах.

Большинство полномочий из закона «О Президенте РСФСР» были включены в Конституцию 1993 г., а именно: право законодательной инициативы; право отлагательного вето на принятые палатами законы с возможностью преодоления его парламентом при повторном рассмотрении закона; право назначения Председателя Правительства с согласия парламента и т.д.

Сайт Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина

КАК ПРОХОДИЛИ ВЫБОРЫ

Закон РСФСР «О выборах президента РСФСР» (1991), который определял процедуру избрания, содержал уникальную норму: кандидаты регистрировались после их выдвижения, но в бюллетень для голосования вносились лишь те зарегистрированные кандидаты, которые собрали необходимое число подписей избирателей.

12 июня 1991 г. состоялись первые выборы президента РСФСР (и единственные с таким названием страны). В отличие от последующих выборов, вместе с президентом РСФСР избирался вице-президент РСФСР. Аналогично системе выборов президента США, кандидатура вице-президента выставлялась вместе с кандидатурой президента как единый пункт избирательного бюллетеня. Кроме того, президент избирался на пятилетний срок, впоследствии в 1993 г. сокращенный до 4 лет; однако переходные положения Конституции 1993 г. предусматривали, чтобы ранее избранный президентом Ельцин пробыл в должности весь первоначальный срок, и следующие выборы состоялись в 1996 г., а не в 1995 г.

На пост президента РСФСР было выдвинуто множество кандидатур, но документы в Центральную избирательную комиссию представили лишь 10 пар кандидатов. Некоторые выдвинутые в президенты кандидаты (Борис Громов, Алексей Сергеев) удовлетворились положением кандидатов на должность вице-президента.

Первым, 16 мая, был зарегистрирован председатель Либерально-демократической партии Владимир Жириновский (с кандидатом на должность Вице-президента Андреем Завидия — президентом концерна «Галанд»). 20 мая были зарегистрированы еще пять пар кандидатов (первый — кандидат на должность президента, второй — кандидат на должность вице-президента):

— член Совета безопасности СССР Вадим Бакатин (бывший министр внутренних дел СССР) и председатель Совета национальностей Верховного совета РСФСР Рамазан Абдулатипов;

— председатель Верховного совета РСФСР, народный депутат СССР Борис Ельцин и председатель Комитета Верховного Совета РСФСР полковник Александр Руцкой;

— командующий Приволжско-Уральским военным округом, народный депутат СССР генерал полковник Альберт Макашов и заведующий кафедрой Академии труда и социальных отношений Алексей Сергеев;

— народный депутат СССР Николай Рыжков (бывший председатель Совета министров СССР) и первый заместитель министра внутренних дел СССР, народный депутат СССР генерал-полковник Борис Громов;

— председатель Кемеровского областного Совета народных депутатов, народный депутат РСФСР Аман-Гельды Тулеев и начальник комбината «Кузбассшахтострой», народный депутат РСФСР Виктор Бочаров.

В поддержку всех зарегистрированных кандидатов, кроме Владимира Жириновского, было собрано необходимое количество подписей избирателей (100 тысяч). Жириновский же воспользовался другой возможностью, которую предоставил закон о выборах президента — поддержкой не менее одной пятой от общего числа народных депутатов РСФСР, принятой путем тайного голосования на заседании Съезда народных депутатов РСФСР. Голосование прошло 22 мая 1991 года на IV Cъезде народных депутатов РСФСР.

Борис Ельцин был единым кандидатом демократических сил; среди выдвинувших его организаций были движение «Демократическая Россия», Демократическая партия России и Социал-демократическая партия Российской Федерации. Полковник Александр Руцкой на III Съезде народных депутатов РСФСР выступил в поддержку Ельцина и создал депутатскую группу «Коммунисты за демократию». Таким образом, союз с Руцким позволил Ельцину привлечь на свою сторону умеренных коммунистов.

Это интересно:  Возврат электронный билет ржд через интернет

Коммунистическая партия РСФСР сделала основную ставку на пару Николай Рыжков — Борис Громов. Радикальных консерваторов представляла пара Альберт Макашов — Алексей Сергеев. Вадим Бакатин был близок к Михаилу Горбачеву и занимал центристские позиции. Аман-Гельды Тулеев имел хорошие позиции в автономиях.

Выборы прошли 12 июня 1991 г., в первую годовщину принятия Декларации РСФСР о суверенитете. Выборы проходили по мажоритарной системе абсолютного большинства. В голосовании приняли участие 74,7% избирателей. По результатам голосования пара Борис Ельцин — Александр Руцкой победила уже в первом туре, получив 57,3% голосов. Второе место заняла пара Николай Рыжков — Борис Громов, получившая 16,9%. Третье место завоевал Владимир Жириновский (7,8%), ставший с этого момента заметной фигурой в российской политике. Далее шли Аман-Гельды Тулеев (6,8%), Альберт Макашов (3,7%) и Вадим Бакатин (3,4%). Против всех кандидатов голосовали 1,9% избирателей.

Наибольшую поддержку пара Борис Ельцин — Александр Руцкой получила в Свердловской области (84,8%), выше 70% была их поддержка также в Чечено-Ингушской республике, Пермской и Челябинской областях и в Москве, между 65 и 70% — в республике Дагестан, Нижегородской и Самарской областях, в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах и в Ленинграде.

Наименьшую долю голосов они получили в Республике Тыва (15,25%), еще в трех национальных регионах (республика Алтай, республика Северная Осетия, Агинский Бурятский автономный округ) их поддержали менее 30% избирателей.

10 июля 1991 года Борис Ельцин принес президентскую присягу, а Александр Руцкой стал вице-президентом РСФСР.

Кто и как помог Ельцину переизбраться на второй срок

Автором запроса Госдумы считается член фракции «Яблоко» Алексей Захаров. В самом деле, фракция оппозиционная, президента на дух не выносит, вот ее представитель и хочет получить жесткий ответ от КС: нельзя, мол, Ельцину еще на один срок избираться.
На самом деле, по информации Ъ, этот запрос еще в прошлом году был изобретен в администрации президента. А Захарову идею просто подарили. Расчет у Кремля был простой: чем быстрее судьи дадут толкование Конституции, тем быстрее наступит ясность и закончится неопределенность, мешающая нормальной предвыборной кампании.
Год назад никакой неопределенности в намерениях Ельцина не было. В администрации было принято принципиальное решение — Ельцину надо готовиться к выборам.
В положительном для Ельцина вердикте судей в Кремле не сомневались. С 1995 года КС перестал быть в оппозиции исполнительной власти — судьи не дали ни одного повода по-настоящему усомниться в их лояльности президенту. В августе 1995 года они фактически признали конституционными указы президента и постановления правительства о «наведении конституционного порядка» на территории Чечни; в феврале 1996 года КС как нельзя вовремя укрепил положение исполнительной власти в регионах, удовлетворив жалобу губернатора Читинской области Бориса Иванова «на законодательное самоуправство» облдумы; на руку президенту было и решение от 17 октября прошлого года о признании конституционными статей закона «Об общих принципах организации местного самоуправления», где речь шла о возможности досрочно прекращать полномочия избранных мэров городов и глав муниципальных образований (в это время в самом разгаре была президентская кампания по наведению порядка в структурах местной власти).
Депутаты же, естественно, хотели от конституционных судей иного. Дума надеялась, что КС запретит Борису Ельцину участвовать в выборах 2000 года. Но уверенности в том, что суд вынесет именно такое решение, у Думы не было: нижняя палата не может похвастаться хоть каким-то влиянием на судей.
В большинстве случаев, когда думцы через Конституционный суд пытались выяснить свои отношения с президентом, тот просто игнорировал их жалобы. Год назад, например, КС без видимых причин отказался проверять конституционность указа «О порядке переноса выборов в законодательные органы государственной власти субъектов федерации», а в мае 1997 года прекратил производство по делу об администрации президента, фактически подтвердив легитимность ее полномочий, не устраивавших народных избранников.

В Конституционном суде к делу о «третьем сроке» отнеслись с ужасом. Было видно, что большая часть судей стремится избежать этого процесса. По мнению юристов из аппарата суда, за дело вообще не стоило браться: «Подсчитывать сроки Ельцина — неблагодарное занятие для считающих себя над властью профессиональных юристов». А один из судей КС весной признался корреспонденту Ъ: «Некоторым очень нравится чувствовать себя вершителями государственных судеб, но мы себя этим и погубим».
Некоторые судьи гнали прочь мысль, что фамилии «Ельцин» может не оказаться в избирательных бюллетенях. Еще до того, как суд принял к рассмотрению депутатский запрос, судья Анатолий Кононов говорил: только КС должен сказать свое последнее слово, «в противном случае любой другой кандидат получит возможность сомневаться в легитимности результатов уже прошедших выборов». Очевидно, Кононов имел в виду претензии, которые могут быть предъявлены только к одному участнику кампании — к Ельцину.
Ельцин тем временем повторял, что он не собирается баллотироваться на третий срок. Ему никто не верил. Тем более что он то и дело двусмысленно отшучивался в ответ на вопросы о 2000 годе: «Мои соратники запретили мне говорить об этом. Еще рано».
В общем, судьи понимали, что им придется решать политический вопрос. Вставать в откровенную оппозицию Ельцину, да еще после того, как его пресс-секретарь Сергей Ястржембский несколько раз выразил «исключительно личное» мнение, что нынешний срок президента надо считать первым и что он имеет полное право баллотироваться в 2000 году, судьям очень не хотелось. Слишком свежо было воспоминание, чем все это закончилось в 1993 году.
Но и отказаться от запроса судьи не могли: Кремль очень просил их этого не делать. В итоге Конституционный суд сделал самый верный ход — он принял запрос и постарался задвинуть его как можно дальше. Следование пословице «А там или ишак сдохнет, или падишах помрет» полностью себя оправдало.

Переломным моментом в этой истории можно считать отставку представителя президента в Конституционном суде, заместителя главы администрации Сергея Шахрая (кстати, именно ему приписывают авторство самой идеи запроса).
В конце июня на внеочередном съезде своей Партии российского единства и согласия Шахрай вдруг заявил, что лучшим кандидатом на главный пост в стране он лично считает Юрия Лужкова, а Ельцину, мол, пора на заслуженную пенсию. Буквально через несколько часов судьба давнего соратника президента была решена — он был уволен.
Уход Шахрая стал первым, можно сказать, официальным подтверждением того, что в Кремле что-то неладно. Дальше все покатилось как снежный ком: постоянные слухи об ухудшении здоровья Ельцина, 17 августа, конфуз с неудачным возвращением Виктора Черномырдина, увольнение Андрея Кокошина и Сергея Ястржембского, новый премьер, все большее устранение Ельцина от дел, наконец, его последняя поездка в Среднюю Азию, наглядно продемонстрировавшая состояние его здоровья.
Никто уже не мог представить Ельцина избирающимся на третий срок. Верхушка администрации в кулуарных разговорах откровенно признается, что главное — дотянуть до 2000 года, тут уже не до третьего срока. Кремль волнуют гораздо более серьезные проблемы: показывать или нет «дедушку» по телевизору, кто вместо него поедет в Австрию и прочее.
Депутаты тоже требуют рассмотрения дела скорее по инерции. Кое-кто просто из упрямства. Елена Мизулина, представляющая Думу на этом процессе, настаивает: «Рассмотрение в Конституционном суде важно как прецедент. Если мы оставим в действующей Конституции норму, при которой возможно пребывание президентом более двух сроков подряд, мы получим диктатуру. А вслед за диктатурой, как показывает мировой опыт, следует революционная ситуация».
Алексей Захаров, также представляющий Думу, до сих пор не верит Ельцину: «Не хотелось бы, конечно, этот вопрос связывать конкретно с личностью президента. Да, на самом деле ситуация изменилась, вероятность выдвижения самого Ельцина стала значительно меньше. Но нам неважно, что говорит президент. Он своему слову хозяин: сам дал, сам взял».
Но, конечно, никто не верит, что Ельцин рискнет еще раз ввязаться в выборы. Один конституционный судья, получивший в свое время должность по рекомендации Ельцина, недавно сказал Ъ: «Идти Борису Николаевичу на выборы — безумие! Безумие сейчас вообще обсуждать этот вопрос где бы то ни было».
А потому дело, которое должно было стать «процессом века», умерло, даже не начавшись. Какое бы решение не принял Конституционный суд, к действительности оно не будет иметь никакого отношения.

Борис Ельцин о третьем сроке
9 октября 1997 года, Страсбург:
— Я на третий срок не буду выставлять свою кандидатуру и ради этого менять Конституцию.
30 января 1998 года, Москва, Кремль, встреча с руководителями российских СМИ:
— Не буду выдвигать кандидатуру на третий срок.
19 июня 1998 года, Кострома:
— Не буду баллотироваться в 2000 году.
14 июля 1998 года, Москва, Кремль, встреча с лидерами парламентских фракций:
— Я хочу, чтобы в 2000 году Россия спокойно с новым президентом начала работать.
17 августа 1998 года, Москва, интервью российскому ТВ:
— Я буду работать как положено по конституционному сроку. В 2000 году будут выборы нового президента, а вот там я участвовать в выборах не буду.

Статья написана по материалам сайтов: ladno.ru, histrf.ru, www.kommersant.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector